?

Log in

No account? Create an account

Цифровой самиздат Елены Литвин

ГЕДОНИЗМ. ЭСКАПИЗМ. ГУМАНИЗМ.

Previous Entry Share Next Entry
Все спрашивают "нафига?", а ты купи кота!
litvinen
В мини-магазинчике на заправке на полке с игрушками стоял кот.
Вообще-то, у меня здоровая реакция на мягкие игрушки: инфернальный ужас. Это не только самый бессмысленный, неинтересный, банальный и бесполезный подарок, который только может быть, это еще и объемный подарок, который потом совершенно некуда засунуть, а выбросить традиционно жалко. Я даже хочу написать как-нибудь рассказ о конце света, который случился в результате погребения мира под удушающим нагромождением мягких игрушек…
И я здраво – то есть, плохо - отношусь ко всяким ходящим-поющим-двигающимся игрушкам: все эти «ты только посмотри, что творит – чего только не придумают!» утрачивают свою привлекательность и способность удивлять уже в течение двадцати-тридцати минут.
Но этот кот был прекрасен, как моя жизнь в браке. Искусственная шерстка лоснилась и лежала ворсинка к ворсинке, наглые глаза маслянисто блестели, музыка, под которую он танцевал, была изумительно хороша, а движения кота… я и сама поучилась бы у него пластике! Кот двигал плечами и вращал тазом так, что вокруг него, как и я, завороженные, с изумленной улыбкой на губах, застыли все участники очереди в туалет. Когда кот заканчивал свою программу, кто-нибудь из присутствующих снова, воровато оглядываясь на заправских кассиров, нажимал на кошачью лапку с волшебной кнопкой и кот с готовностью начинал очередное шоу.
К расплачивающемуся на кассе мужу я неслась, забыв, зачем стояла в очереди в туалет: «купи мне этого кота! Пусть это будет подарок мне на новый год, на Восьмое Марта, на все новые годы и восьмые марта на четыре года вперед!» Роняя на бегу пакетики с чипсами и расплескивая кофе в стаканчиках, муж бежал от меня, лишь только развевались на ветру его вставшие дыбом волосы. Все его тело, лицо, морщинки и складочки у губ, и каждая волосинка в бровках кричали мне железобетонное «НЕТ!»
Мол, не дам увеличивать энтропию. Ни к чему это.
В машину я садилась не то, чтобы расстроенная и сожалеющая, что не купила кота украдкой, - я ведь тоже переживаю об энтропии, о которой радеет мой муж, и тоже не приветствую гиперпотребление и замену смысла жизни шопингом, - но о чем-то сосредоточенно думающая. Причина моей раздумчивости вертелась на кончике моего внутреннего анализатора эмоционального состояния.
Что же, что же это?
И тут меня осенило: я переживала даже не столько из-за того, что обладание мною котом не состоялось – я сокрушалась, что, имея в кармане джинсов телефон, я не сняла кота на видео!
Глядя на свои вешалки в шкафу, я частенько ловлю себя на мысли, что многое из этого я надевала от силы пару-тройку раз. И что многие дивные юбочки и волшебные платьица покупались лишь потому, что были красивы, хотя и совершенно не носибельны: в них можно разве что только просто стоять, не шевелясь и, по возможности, не дыша, иначе что-то съезжает набок, что-то наверх, а что-то пузырится на коленках.
И в такие минуты я понимаю, что, на самом деле, мне, наверное, вполне достаточно было бы это все просто иногда видеть, и – вовсе необязательно иметь.
Когда дети начали вырастать, я скрупулезно складировала в тайный сундук платьица дочери – ну они же такие умилительные, такие эльфийские! Пока в какой-то момент я не осознала, что, даже если я изыщу место для хранения сундуков с детской одежкой «на память» (к слову, детская одежка поразительно долго сохраняет этот волшебный детский запах), то у меня физически не хватит времени, чтобы хотя бы раз в жизни пересмотреть всю сохраненную коллекцию… Мы сфотографировали все наши наряды и отдали их нашей новорожденной родственнице.
Та же ситуация обстоит и с едой: современный человек имеет столь ничтожную физическую нагрузку, что для того, чтобы не толстеть и не погибнуть от этого, ему нужно не есть вовсе: минимум еды – тот самый максимум, что ему и требуется при его катастрофически неподвижном образе жизни. Именно поэтому еду сегодня не едят – ее фотографируют.
Шопинг вскоре тоже может существенно измениться: в магазины будут ходить не с вместительными баулами, а с фотоаппаратом с картой памяти большого объема. Которую, полностью забитую, хорошо, если хотя бы раз просмотренную, по мере заполнения будут без сожалений очищать, чтобы заполнить новыми фотографиями снова.

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.