?

Log in

No account? Create an account

Цифровой самиздат Елены Литвин

ГЕДОНИЗМ. ЭСКАПИЗМ. ГУМАНИЗМ.

[sticky post]Здрасте-здрасте!
litvinen
С огромным воодушевлением приветствую всех читателей своего донельзя нескромного журнала!

Спешу объясниться, почему я могу считаться классиком при жизни претендую на читательское внимание и откуда я взялась. Меня зовут Елена ЛИТВИН, я окончила филфак Белорусского государственного университета, после чего, как жена декабриста, перебралась жить в северные края, где около десяти лет работала в самых разных СМИ. В течение года я вела авторскую колонку на сайте. Здесь выложены мои небольшие заметки, всякое "немогумолчательное" и рецензии на фильмы. На моем сайте http://litvinen.ru/ можно найти более серъезные притязания остаться в вечности крупные художественные тексты. На моей странице ВКонтакте http://vk.com /litvinen можно узнать куда заносить корзины цветов дополнительную информацию обо мне и связаться со мной в случае возникновения такого желания.

Искренне надеюсь на обожание что время, проведенное в аватарах-героях моих произведений покажется увлекательным и даже в каком-то смысле небесполезным!

Север выходного дня: Костомукша, Вокнаволок, Хутор Кормило
litvinen
Слава о Хуторе Кормило гремит по всему простору сети: на Севере, практически за полярным кругом, выращивают альпак! И уже одного этого фактора было бы вполне достаточно, чтобы заинтересоваться необычным заведением, но не альпаками едиными знаменито Кормило: за звание самой притягательной "фишки" турбазы с представителями верблюдовых не без успеха состязаются местные коты, которых здесь ажно семеро, и без упоминания которых не обходится ни один рассказ о посещении этого диковинного места, лошади, фазаны и собаки-самоеды. Но туристы едут в Кормило не только ради зоопарка. Любой житель костомукшского округа на воспрос "что у вас тут можно посмотреть" сразу же отправит туриста именно в Кормило, сопроводив свой совет убедительными оживленными аргументами - "там огромный музей самоваров", "там очень красиво" и "вот у них там много что есть посмотреть!"

Началось все с того, что семья из Нижнего Новгорода, чета Воробьевых, владеющая хутором сегодня, проезжая мимо заброшенных угодий на берегу озера, решила устроить себе дачу на лоне карельской природы. Потихоньку-помаленьку, слово за слово, кот за котом, альпака за собакой - хозяйство разрослось, и со временем семейство стало не просто проводить на хуторе каникулы, а перешло на круглогодичное пребывание, и вот уже скоро будет праздновать десятилетний юбилей своего нового дома. "В городе же делать нечего", - объяснял мотивы родителей старший сын, учащийся в Финляндии на повара и готовящий во время своих визитов домой вкуснейшие щучьи котлеты и борщи для постояльцев хутора. Средний, двенадцатилетний сын подает блюда, непременно добавляя трогательное "угощайтесь!", младший, девятилетний, по причине небольшого возраста и отсутствия энтузиазма пока еще к семейному подряду не привлекается.

Гвоздь программы - арктическая альпака-улыбака

https://pp.userapi.com/c639727/v639727527/4b333/8Tza2FitYB0.jpg

Read more...Collapse )

Кольский: полуостров сокровищ
litvinen
Традиционно считается, что север и юг (север и юг города, север и юг страны, север и юг континента) кардинально отличаются друг от друга. Север – процветающий, индустриальный, образованный, интеллигентный, строгий, деловой и чопорный, в то время как юг – пошумнее, покрикливее, посклочнее, «побескультурнее», «побазарнее», «похолеричнее».

Не знаю, соблюдается ли эта закономерность всегда и без исключений, но на Кольском полуострове этот контраст действительно есть.

Побережье Баренцева моря – это военные базы, огромные морские порты, величественные фьерды, пустынность и безмолвие тундры, а из местных слова клещами не вытянешь. Там тебя оглушает состояние неподвижности, тишины, ничем не ограниченного простора, бескрайности Крайнего Севера, ледяного спокойствия пространства и вселенского одиночества.
И совсем другая юго-восточная оконечность полуострова – Терский берег. Терский оживленный, здесь туда-сюда снуют забрызганные грязью внедорожники с российскими и иностранными номерами (поговаривают, будто ни много ни мало здесь любит рыбачить сам Эрик Клептон, и мы решили, что это может быть похоже на правду: если бы местные сочиняли, они бы выбрали кого-нибудь "помейнстримнее" - все-таки, имя Эрика Клептона не самое очевидно известное каждому встречному) Здесь ощущается конкуренция и толкотня локтями, и случайно встреченный абориген внезапно оказывается старинным соперником твоего знакомого "терчанина", здесь есть секретные интереснейшие местечки, о которых говорят далеко не всем, здесь отлично функционирующая система оповещения и о каждом новом пришельце мгновенно становится известно всем соседям, несмотря на почти полное отсутствие какой-либо связи. Люди тут общительны, совсем по-южному гостеприимны, доброжелательны и словоохотливы, а в их речи частенько мелькают хорошо характеризующие местный темперамент выражения наподобие «уловистый», «оборотистый», «сноровистый».

Кольский – настоящий полуостров сокровищ. В разное время здесь добывали речной жемчуг, которым были расшиты одеяния Ивана Грозного, золото, серебро, сегодня на карте Терского отмечено несколько кимберлитовых трубок. Одним из самых богатых и знаменитых стало месторождение аметистов, которые добывали на Терском мысу Корабль ажно с шестнадцатого века и до девяностых годов века недавно минувшего. Сегодня выработанные отвалы представляют собой живописнейшее зрелище: на обломках камней до сих пор сохраняется небольшой слой полудрагоценного покрытия - так называемые «аметистовые щетки» - и в ясную погоду скала сверкает в лучах солнца, в буквальном смысле как в сказке. Еще одно удивительное местное явление – «беломорские рогульки», уникальный минерал глендонит, который встречается всего в трех местах на Земле - в Австралии, на Таймыре и на Терском берегу Белого моря. Туристы едут на юго-восток Кольского аккурат для того, чтобы поохотится на эти знаменитые «рогульки», найти которые в глине отлива – большая удача, чтобы попытаться отковырнуть себе на память «аметистовую щетку» посочнее, и чтобы собственными глазами увидеть легендарную «заполярную пустыню», еще один феномен здешних окрестностей - деревню Кузомень и обширную прилегающую к ней территорию, заметенную песком, со старинным кладбищем, на котором непрекращающийся ветер регулярно раздувает древние могилы. Известна Кузомень также и своим стадом одичавших лошадей, завезенных сюда местным предпринимателем в начале девяностых «туристов катать», да так и бросившим свой едва зародившийся бизнес.

Нарушая традицию блогов о путешествиях, я начну свой рассказ о нашей поездке на Терский не с подробного описания, как мы собирались и какую кашу ели перед стартом, а сразу с самого вкусного.
С сокровищ и развеянного ветром кладбища.




Read more...Collapse )
Не нужен нам берег Турецкий, а нужен нам берег Терский!

https://pp.userapi.com/c836227/v836227484/5a230/BIYyvjXyWC8.jpg

Кольский полуостров: берег Баренцева моря
litvinen
Написала текст о нашем летнем путешествии на Кольский полуостров. Текст получился большой, но мне хотелось вместить в него не только собственные впечатления, но и всю обширную фактуру, которой я располагала: готовясь к поездке в Заполярье, я прочла множество статей и посмотрела десятки передач о саамских шаманах и "Северной Шамбале", о "голосах из ада" и Аненербе, об арктической войне и советских «мирных ядерных» подземных взрывах. Мифы и реальность, пленительная мистика и наипрозаическая проза жизни, страшная война и не менее пугающий мир, постсоветская разруха и запредельная красота 69-ой параллели, заснеженная летом тундра, всей кожей ощутимое дыхание Северного Ледовитого океана, завораживающие фьорды и водопады,  – все это необыкновенный, невообразимый, необозримый ошеломительный Кольский.






Read more...Collapse )


 

Охота пуще-пуще неволи
litvinen
Когда я только открыла для себя мир воздушного спорта и еще не обзавелась необходимым мне спортивным снарядом, для домашних экзерсисов мною была приспособлена... хм, качель из пикантного магазина, подаренная нам друзьями на очередную годовщину нашего брака... Качели висели на креплениях, оставшихся от детских прыгунков в коридоре. В узкой кишке полметра шириной, полтора метра длиной я умудрялась тянуть шпагаты и гнуть мостики, а даже и висеть вниз головой - охота пуще-пуще неволи! В итоге ремни качели пришли в такое состояние, что подарившие нам ее друзья, увидь они ее и не знай, как она использовалась на самом деле, были бы приятно удивлены, что их презент пришелся настолько по вкусу... Потом у меня появился полноценный профессиональный гамак для йоги, но и аппетиты мои возросли: мне захотелось более сложных элементов, а выполнять "полотняные" трюки в гамачке - это все равно, что учиться плавать стилем баттерфляй в тазу. Но я умудрялась вщемиться без мыла и туда: за полгода гамачок был ухайдохан в жалкие отрепья. Потом я разжилась полноценными полотнами. Для которых, конечно, требуется хотя бы четыре метра высоты, и хотя бы какое-то пространство вокруг, но я - ударяясь о пол, стены, шкафы и столы, сшибая книги с полок и штукатурку с потолка, всеми правдами и неправдами, принимая форму бараньих рогов всех известных в природе видов, кое-что умудряюсь делать и на высоте в два с половиной жалчайших метрика... К чему я это? А все к тому же - желание - тысяча возможностей, нежелание - тысяча причин, захочешь жить - не так раскорячишься, бла-бла-бла, и все такое.



Read more...Collapse )

Девочки должны уметь сидеть на шее правильно
litvinen
Если воздушный спорт – это лучшая физическая нагрузка на «верх» из всего, что я пробовала в своей жизни, то акробатическая йога – это лучшее из того, чем я нагружала свой «низ» Ноги и прилегающие части приобретают вид, который хочешь, уже буквально за несколько сеансов. Но между двумя названными йогами есть еще одно очень интересное отличие. Если воздушная йога «учит» доверять себе и немного – миру (высшим силам, судьбе) – то есть, всем этим карабинам, креплениям, ткани (косяки случаются, честно признаюсь) - то парная йога, заслуженно именуемая еще «йогой доверия», прекрасно учит осознавать границы своей ответственности и - не ущемлять своего партнера в его правах нести свою ответственность в рамках собственных границ. Сейчас объясню подробнее. Первый раз акробатическую йогу я попробовала с маленькой, шестилетней дочкой, и тогда я просто «складывала» ее в нужное положение и «вешала» себе на ноги. Сейчас с десятилетней газелью, которая мне уже по плечо, этот финт ушами не пройдет. Заваливаясь в очередной раз с обвисшей на моих ногах дщерью, пытаясь удержать безвольное тело от падения и надрываясь изо всех жил, в какой-то момент я возопила «Да помоги же мне!» Это было очень интересное переживание: в ту же секунду безвольный куль, который до этого висел на моих ногах с выражением лица "чем бы мамка не тешилась, лишь бы быстрей все это кончилось", вдруг ожил, «включился» и, вытянувшись в идеально ровную стрелу, поерзав на моих стопах, улегся в идеальную «асану» В этот момент она не весила ничего, и держать ее было не сложнее, чем собственные вытянутые ноги. В это мгновение ко мне пришло два важных понимания. Есть вещи, которые я при всем моем родительском желании и стремлении сделать за детей не смогу – они могут сделать это только сами. И второе: они могут это сделать. Мои маленькие беспомощные беззащитные крошки на самом деле - умные, сильные, соображающие, могущие и умеющие, а, главное – отдельные самостоятельные личности. Более того, сами они сделают это лучше – много, много лучше! - чем я, пытаясь сделать это за них. В одну из тренировок однажды я с удивлением обнаружила, что не трясусь от ужаса «что же я делаю, мой ребенок сейчас грохнется на ламинат и погибнет, дедушка из квартиры под нами прибежит возмущаться из-за шума», - а самозабвенно ругаюсь с сыном, который стоит у меня на вытянутых руках и, бурно жестикулируя и глядя на меня сверху вниз, вещает, что я сильно сдавливаю ему стопы, - и он не дергается, потому, что он понимает, что ОН контролирует ситуацию… «Мама!» - говорит он мне, - «это же мне есть!», - когда я предлагаю ему что-то полезное, но не нравящееся ему, «это же мне носить!» - когда я навязываю ему «вот эти красивые джинсы», и «это же я делаю это упражнение», - когда я втолковываю ему свое видение выполнения элемента. А не это ли - то самое важное и главное, что может дать своим детям родитель: стать для них надежной, не разваливающейся "базой", благодаря которой ребенок научится самостоятельно летать? Второе важное понимание, которое дарит акробатическая йога - ты не упадешь, если ты удержишь партнера. Забавно, но «йога доверия» учит преодолевать свой эгоизм, используя этот самый эгоизм: в твоих же интересах поддержать партнера, подумать о нем чуть больше, чем о себе. Одним словом, акробатика - это веселые и невероятно увлекательные домашние тренировки, которые не требует совершенно ничего, кроме, разве что, интернета с «обучалками» Для детей же и это не спорт даже – скорее, игра в «покатай меня, большая черепаха!», в которую играли, стопудово, все братья-сестры (я-то своего братика крутила-вертела по-всякому еще до всех этих ваших йог!) Весело, полезно, здорово и ты всегда сможешь сделать клевые фоточки – ведь зачем еще нужны красивые пейзажи, если не для того, чтобы делать на их фоне фоточки со всяческими акро-ништячками? (Мой любимый флаер: "Мам, я больше не могу, у меня уже вестибулярный аппарат болит!")



Read more...Collapse )

Карме в зубы не смотрят или - казалось бы! - необыкновенные приключения белорусской веревочки
litvinen
... или рассказ про очередное подтверждение того, что, когда благородный муж находится на верном пути, сама окружающая реальность материализует для достижения его цели все необходимые артефакты.


Read more...Collapse )

Десять печальных и удручающих вещей, которым меня научили полотна
litvinen
А ведь я боюсь высоты. Я очень-очень боюсь высоты. Падение – один из самых страшных моих ночных кошмаров. И, зависая на полотне в пяти метрах над землей, удерживаясь только при помощи своих собственных рук и ног, я каждый раз отдаю себе отчет в том, что этот мой страх никуда не исчез. Пока я занята выполнением элемента и не смотрю вниз, я забываю о том, что подо мной – пять метров свободного полета. Но, стоит мне отвлечься, увидеть и осознать это пространство под собой, как мне совершенно привычным образом делается дурно. И вот какие открытия я сделала для себя в те моменты, когда мое тело не имело контакта с земной поверхностью.



Read more...Collapse )

Не хотите птичку?
litvinen
Мы с семилетним сыном шли в магазин, когда к нам подошел незнакомый подросток лет четырнадцати. «Не хотите птичку?» - спросил он, я автоматически, не успев осмыслить происходящее, лишь заметив краем глаза какое-то яркое зеленое пятно у парня в руках, отрицательно покачала головой и прошла мимо.
Мы с сыном вошли в магазин. Я толкала перед собой тележку и думала о том, что у мальчишки с птицей был какой-то небольшой дефект речи. Он очень смущался, он протягивал мне свою бумажную поделку с виноватым видом человека, готового к тому, что ему не просто откажут - его оттолкнут. Пошлют, то есть, если называть вещи совсем уж своими именами.
Птичка была сложена из множества листов разноцветной бумаги. Поделка была большая, и даже самого беглого взгляда было достаточно, чтобы понять, что это мастерская работа. Не кораблик из газеты.
Я понимала, что я – я сама – я хотела выслушать обратившегося ко мне мальчика. Ребенок продавал свою работу и работу очень качественную, и – это ощущалось – ему почему-то очень нужно было это: ему зачем-то были нужны деньги. Я – я сама – хотела купить эту птичку.
Потому что я чувствовала, что так надо.
Но у меня в голове зазвучали голоса, голоса людей, которые одергивали меня в жизни, и которые – да, безусловно, во многом правые, - научили меня одной очень плохой вещи: доверять этому внутреннему хору больше, чем себе самой. Эти голоса, голоса людей, в общем-то, желавших мне только добра и стремившихся меня защитить от мошенников, обманщиков и прочих злоумышленников, заговорили в тот момент разом. На-наркотики-деньги-потратит-или-на-клей-какой-нибудь-эти-попрошайки-в-бентли-ездят-да-он-украл-эту-птицу-поди-всякую-херню-втюхивают-кризис-нефиг-тратить-деньги-на-всякое-абы-что - стандартный набор.
Но я понимала, что мне почему-то очень жалко того подростка, и что я не нравлюсь себе такой.
Я катила свою тележку и пыталась придумать себе какое-нибудь оправдание – оправдать себя в своих собственных глазах: в глазах обладателей голосов я-то была молодцом-огурцом, - как вдруг услышала сына.
- Почему ты не купила эту птичку? – спросил меня семилетний ребенок. – Надо было купить. У того мальчика было такое лицо… Мне его очень жалко. Эту птицу надо было купить.
Сын озвучил мои мысли слово в слово.
У меня сжалось все внутри.
Во-первых, потому что меня всегда восхищают и вызывают бесконечное уважение проявления подобной человечности и сострадания, тем более неожиданные от семилетнего ребенка. Взрослые почему-то убеждены, что дети в силу своего возраста неспособны к эмпатии, - а это абсолютно не так. Дети бесконечно чутки и внимательны, у них великолепная интуиция, они прекрасно считывают чужие эмоции и состояния, и безошибочно ориентируются в подтекстах, скрытых смыслах, истинных мотивах и внутренних переживаниях окружающих.
Во-вторых, меня очень обрадовало то, что мой ребенок не побоялся оспорить мое решение. Забавно, но дети, щадя своих родителей - то есть, да, даже вовсе не из страха перед ними, а из своего благородства, великодушия и из жалости к маме и папе, – как правило, своего несогласия с ними стараются не показывать. Взрослый ведь опытнее, умнее, мудрее - ребенок, указавший взрослому на его неправоту, как будто уничтожает авторитет последнего на корню. Ребенок предпочтет не унижать любимого человека подобным образом – это снисхождение более сильного к более уязвимому, а ребенок в подобной ситуации, безусловно, – сторона более сильная. Потому что по-настоящему сильный взрослый не допустит возникновения такой ситуации: сильный взрослый сам способен признать свою ошибку.
Я сказала сыну, что он прав. Что птицу нужно было купить, и что мы купим ее. И что он – молодец и большая, большая умница.
Мы расплатились, вышли из магазина и осмотрелись. Наш знакомый подросток предлагал свою поделку большому-большому дяденьке в большой-большой дорогой-дорогой машине на парковке. Дяденька отрицательно качал головой в открытое окно.
Я испытала облегчение. Подтолкнула сына: позови его скорее! Мы купили птицу. Триста рублей: «тут бумаги на двести!» - объяснил автор работы, и я охотно ему верю – бумага хорошая и ушло ее много. Птица невероятно красивая. Прекрасная работа.
Сын бережно держал птицу в руках в такси, пока мы ехали домой.
По пути я думала о том, что я всегда понимала – хорошо понимала – что это неважно – что сделали тебе. Важно то, что ты сам сделал. Меня обманывали в жизни. Не так часто. Но бывало. Это очень неприятно. Чувствуешь себя полнейшим идиотом. Но тот, кто тебя обманул – это его выбор и его проблема: ему потом смотреть себе самому в глаза. А тебе смотреть в глаза себе самому – зная о себе все.
Мы живем в очень некрасивой, уродливой стране в очень некрасивое, уродливое время, когда страх быть обманутым и осмеянным за это, гораздо сильнее стыда унизить недоверием и не помочь тому, кто нуждался в твоей помощи, и кому ты мог помочь, но не помог. Но, подыскивая себе оправдания в очередной раз, стоит задуматься над тем, что вот это уродливое отношение друг к другу – оно у нас автоматическое, непроизвольное, рефлекторное. И оно во всем – в каждой паскудной мелочи.
Вечером я смотрела на птицу на моем столе и чувствовала, что мне почему-то – несильно, но ощутимо - больно. Пытаясь добраться до источника этих своих ощущений, я перебирала и анализировала их: больно, потому что я такая, больно, потому что все вокруг такие, больно, потому что все вот так, - пока не добралась, наконец, до сути своего состояния. Больно оттого, что я очень, очень счастлива, что у меня такой сын.



Остановите Маяковского, или невыносимое уродство бытия
litvinen

Как-то я купила на распродаже две тарелки. Изысканные тарелки с цветочным рисунком - каждая возлежала в отдельной стильной коробке на ложе из искусственного шелка, - были дорогие даже с пятидесятипроцентной скидкой, но они были настолько красивы, что, рискуя уронить изящные упаковки, дрожащими пальцами я, поколебавшись добрых минут пятнадцать, все-таки опустила их в свою тележку, одновременно судорожно придумывая своему расточительству и мотовству оправдания. Подарю кому-нибудь по особо торжественному случаю… случай нагрянет, а у меня уже все готово!.. они же с такой хорошей скидкой!.. они такие красивые… больше не буду, честно-честно, это последний раз!..
Дома я открыла коробки – рисунки на тарелках были разные – полюбоваться, и, наверное, чтобы начать постепенно готовить себя к предстоящей разлуке, и в этот момент мне стало себя как-то болюче жалко. Потому что по всему выходило, что кого-то и чей-то дом я нахожу более достойными этой красоты, чем себя саму и свой собственный дом. Моя кухонька показалась мне в тот момент какой-то поникшей, как забитая деревенская девушка, уже давно смирившаяся с кошмарным пониманием, что она недостойна чужого внимания и хорошего к себе отношения, а потому на них уже и не претендующая. Рассердившись на себя за подобное не бережное, нелюбящее и неуважительное отношение к себе, я решила, что никому дарить тарелки не буду.
Роем злющих, остервенело-агрессивных ос из растревоженного гнезда в мой мозг вонзились сомнения. Непрактично, дорого, куда ты их поставишь – у тебя даже шкафов с семейными «хрусталями» нет, есть с таких тарелок? – да ты с ума сошла? – уж если и обладать такими тарелками, то только храня их, как реликвию, в музейных условиях, ты ненормальная, что ли, такие тарелки себе покупать, можно обойтись чем-то попроще и подешевле, - ну и далее по тексту.

Read more...Collapse )